добрая я

Когда коту нечего делать...

В смысле, нет творческих идей - сочиняй лимерики.

Один садовод из Монголии
выращивал в Гоби магнолии,
трудился напрасно,
ведь каждому ясно -
магнолии вянут в Монголии.

Один господин из Шанхая,
от пыли и смога чихая,
ругался безбожно:
«Гулять невозможно!
Какая погода плохая!»

Один старикашка из Кёльна
упал и ушибся пребольно,
но, встав, отряхнулся
и вдруг улыбнулся,
решив, что упал добровольно.

Ходят слухи, что остров Кижи
населяют мутанты-ежи,
что заколют любого
за одно только слово –
это страшное слово «ложи».
добрая я

Генеральная уборка



Когда б мы знали, из какого сора
растут стихи, то мы бы ни за что
не выкинули дедовы кальсоны
и бабушкино ветхое пальто.

Непарные калоши и перчатки,
потёртый коврик, драные носки...
Что если в них - поэзии зачатки,
шедевров ненаписанных ростки?

Когда мы разгребаем антресоли
и старый хлам выносим с чердака,
серебряными крылышками моли
блестит неуловимая строка.

Меж пыльных паутин легчайшей тенью
сквозят несочинённые стихи.
А на помойке мусорный контейнер
разит суровой прозой. Фу! Апчхи!
добрая я

Корсары, на абордаж!

Хосе Карлос занят постановкой "Корсара" одновременно в Римской Опере и в Словенском национальном театре оперы и балета. Это будут две разные версии, поскольку Оперный театр Любляны и сам по себе меньше Римской Оперы, и состав балетной труппы там вдвое меньше. Так что в Любляне, видимо, будет "лайт-версия". Однако словенских корсаров он гоняет с саблями столь же рьяно, как и римских. Школа сценического фехтования Парижской Оперы - страшная сила, такое мастерство не пропьешь.

добрая я

ROMERAS (1992). Ballet Nacional de España

Ни для кого не секрет, что я питаю слабость к Хосе Антонио - и как к хореографу, и как к танцовщику. К тому же он - верный ученик и носитель традиции великого Антонио Эль Байларина.
Нынешний руководитель Национального балета Испании Рубен Ольмо, каким бы фриком он сам ни выступал на сцене, чтит традиции и наследие своих предшественников и щедро делится с широкой публикой архивными видеозаписями.



Romeras, interpretado por José Antonio y Currillo de Bormujos, bajo la dirección de José Antonio, en el Teatro de la Zarzuela, 1992.

Coreografía: José Antonio.
Guitarristas: José María Bandera, Luis Carmona ‘Habichuela’ y Carlos Carmona ‘Habichuela’.
Cantaores: Juan Cantero, Manuel Palacín, Juan José Alcalá.
добрая я

ой, ползёт!

Прошли те благословенные времена, когда цыплята ходили по грядкам, склевывая мелких огородных слизняков размером с ноготок. Глобальное потепление привело на просторы Ленинградской области здоровенных лузитанских слизней Arion lusitanicus. Их родина - Пиренейский полуостров, но им и у нас неплохо живётся.

добрая я

Смотритель маяка – Маргарита Константинова

Я разместила на ЛитРес небольшой сборник стихов.
Читать онлайн могут все, но если вы зарегистрированный пользователь ЛитРес, вы можете оценить книгу, нажав на звездочки, и при желании даже написать отзыв.

Смотритель маяка – Маргарита Константинова




О чём это вообще?

Этот сборник стихов – о Вселенной и её обитателях. О людях и их братьях по разуму. О нашем времени и далёком будущем. В двадцатом столетии Альберт Эйнштейн в письмах к друзьям не раз говорил, что хотел бы быть смотрителем маяка, чтобы в уединении полностью посвятить себя размышлениям. Когда наступит эра межзвездных полетов, дальней космической навигации, о чём будет размышлять в одиночестве смотритель галактического маяка? Эта книга – и для тех, кто любит фантастику, и для тех, кто интересуется астрономией, астрофизикой и космологией.

И еще там цветные иллюстрации :)
добрая я

из закромов Национального балета Испании

В Национальном балете Испании решили поделиться кое-чем из своих сокровищ и выложили видеозапись спектакля HOMENAJE A ANTONIA MERCÉ 'LA ARGENTINA' 1990 года. Ну как выложили... До конца августа, а потом опять спрячут. Так что тащите в норку :)

Хореограф-постановщик - Марьемма, что гарантирует ;)
Хореография и костюмы стилизованы под "эпоху Архентины и Архентиниты".
Среди солисток тогдашние звезды Национального балета Лола Греко, Аида Гомес, ну и сама Марьемма тряхнула стариной. Солисты - Канди Роман, Хавьер Латорре, юный Хоакин Кортес.